преса

Автор: Константин Москалец
Видання: «Столичные новости»

ОСЕННИЙ ДЖАЗ В ОТЕЛЕ «ЦЕНТРАЛЬ»

http://cn.com.ua/N331/culture/poetry/poetry.html

09-15 ноября 2004
учшие лирические стихи Наталки Билоцерковец выпустило львовское издательство «Кальварія».

Сборник избранных стихотворений Наталки Билоцерковец «Готель «Централь» вышел накануне юбилея поэтессы. Его страницы наполнены прохладным осенним светом, предзакатной ясностью умудренного духа, ласковой ностальгией по безвозвратно ушедшему. В отточенных строках, написанных в час, когда дрова в камине становятся золой, все еще сквозит рубиновый жар былой страсти, заставившей Наталку как-то воскликнуть: «Сто років юності — а далі все пустеля». Мы узнаем эту давнюю страсть поэтессы в невесомых велосипедистах, мчащихся над каналами, полными лилий-нимфей:

їх рюкзаки яскраві і легкі
їх ноги довгі стегна їх вузькі
о боже мій і ми були такі
ще десять двадцять тридцять років тому

Страсть к юности возникает в прелестном образе юной официантки, подающей кофе двум старым любовникам где-то в Амстердаме или Осло; она же заставляет рыться в старых письмах, собственных девичьих дневниках и выцветших фотографиях. «Высокая болезнь» Наталки Билоцерковец питается отчетливыми воспоминаниями о самых, казалось бы, несущественных вещах — о куртке из телячьей кожи, в которой любимый вернулся из Ливерпуля, о желтых брюках джазмена, о цвете выпитого давным-давно вина, о холодном металле пуговиц на джинсах… Преображенные памятью, эти обыденные вещи становятся символами, драгоценными фетишами, превращаются в уникальную коллекцию заветных слов, по-особому значимых и, как в юности, первозданных.

«Готель «Централь» еще раз подтверждает, что стихи Наталки Билоцерковец принадлежат к самым филигранным и умным в современной украинской поэзии. Императивно требовательная к себе, поэтесса представляет в своем итоговом, по сути, сборнике безукоризненные формально и глубочайшие содержательно произведения зрелого мастера. Некоторые из них, например, «Hotel «Central», «День опісля», «Дівчина з кав’ярні», «Божевільні літаки», «Лютий» — настоящие шедевры. Наряду со страстью и ностальгией, а подчас и глубоко спрятанным отчаянием, в книге встречаются вещи, продиктованные открытым гражданским чувством:

Нещасна земле підневільних снів!
Мерзенних слів, одрубаних голів,
обпаленої кислотою шкіри!
Твій солов’їний вирвано язик,
і тільки мат, і свист, і п’яний крик
доносяться з-під княжої порфири.

Стихи Наталки Билоцерковец — неотъемлемое достояние каждого украинского интеллектуала. Именно здесь мы находим столь необходимую дозу отвращения к распространенным стереотипам низкого мышления, пошлого языка и удручающе жалкой нравственности. Осознанная позиция поэтессы заключается в критицизме, страстно отстаиваемом праве на частность, автономию — и на сопричастность многим культурным мирам, которые не обязательно совпадают с мирами политическими. Глубоким чувством своей нечуждости всему свету продиктовано одно из лучших стихотворений сборника — «Божевільні літаки». Воссоздавая картину атаки на башни Всемирного торгового центра, Билоцерковец достигает разительного эффекта, вводя как рефен слова одного из террористов, сказанные заложнику:

«Мы все будем в раю».
всі ми будему в раю
у вівторок о дев’ятій
там де стулює пророк
арабески літ
там де нафти ніжний слід
на озерах сонних
сад незайманих дівчат
мед тече із їхніх уст
очі їхні ланні
виноградні лози тіл
груди як мечі
з їх напахчених долонь
вилітають незрівнянні
божевільні літаки

Суховатая сдержанность и холодок, присущие стихам Билоцерковец, с годами все возрастающая взыскательность к себе и к читателю, своеобразная целомудренность в отношениях с поэтической речью не позволили поэтессе сказать лишнее и необязательное. «Готель «Централь» — всего лишь ее пятая книга, содержащая пряную эссенцию того, о чем невозможно было не написать. Читая сборник, ловишь себя на мысли, что все эти годы Наталка Билоцерковец учила нас. Учила не только глубокими и выразительными словами, но не менее глубоким и выразительным молчанием. Не случайно в одном из интервью она заметила: «Не у каждого хватит мужества и характера, чтобы жить и поступать так, как, допустим, Стус. Но всегда можно было помолчать, всегда можно отойти в сторону. И часть украинской интеллигенции избрала именно этот путь. Я убеждена, что не только Стус или Светличный, но и такие люди заслуживают уважения. Это, например, украинские переводчики (их символизирует фигура Миколы Лукаша). Это также художники, музыканты, такие как Иван Марчук или Валентин Сильвестров. Свободный человек, ученый или художник, не всегда обязан ходить на митинги и жить на баррикадах; но всегда можно не лгать, и молчание порой тоже позиция. Итак, выбор существует в любой ситуации».

Нет смысла скрывать, что поэзия Наталки Билоцерковец — поэзия элитарная, изначально предопределенная к восприятию и рецетированию в не столь уж широком кругу. Над ней не обольются слезами миллионы, сформированные телесериалами, она вряд ли тронет людей, оболваненных базарно-уголовной дребеденью. Эту поэзию можно сравнить с первоклассным джазом (кстати, одной из любимых тем Билоцерковец), со свободным парением импровизаций какого-нибудь киевского Майлса Дэйвиса над садами и крышами Подола:

Років сімнадцяти я ходила його послухати,
Джаз тоді хоч не був заборонений,
але все ж не вітався. Вони,
отже, грали в якихось зачуханих клубах,
в ресторанах, у темних лютневих підвалах,
на квітневих терасах…

Поздравляя Наталку Билоцерковец с круглой и чуточку грустной датой, мы, ее благородные читатели, не можем не выразить ей слова самого неподдельного восхищения. Если вы устали от постылого постсоветского быта, если вас тоже мучит неустроенность бытия или красота юных школьниц, если вы любите слушать джаз осенью — отправляйтесь в «Готель «Централь». Джаз там звучит отменный — и будет теперь звучать вечно.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031







229 авторів
349 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій