преса

Автор: Светлана Сененко
Видання: Livejournal

Евгения Кононенко «Без мужика»

http://community.livejournal.com/ru_books/1890454.html#cutid1
10.06.2009

Знаете, как оно бывает, когда немного завидуешь тем, кто еще не читал, но собирается прочитать книжку твоего любимого автора? Вот такую примерно зависть, смешанную с радостью, я испытываю сейчас в связи с выходом из печати дебютного сборника малой прозы украинки Евгении Кононенко «Без мужика» на русском языке. Прочитав тексты, вошедшие в сборник как в оригинале, так и в переводе, свидетельствую: перевод получился исключительно удачным.

В сборник вошло пятнадцать текстов – тринадцать рассказов и две короткие повести, одну из которых, «Без мужика», давшую название всей книге, часто называют манифестом украинского феминизма. Конечно же, с этим утверждением вряд ли согласится хоть одна сознательная феминистка (подозреваю, что и сама Кононенко не согласится). Тем не менее, надо признать: повод для таких подозрений дала автор, вложившая роковое слово «феминизм» в уста героини, от чьего имени ведется повествование. Эта женщина сильно пострадала от того, что феминистки называют патриархальным общественным устройством и гендерными стереотипами, но её исповедь скорее можно назвать фронтовой сводкой с пресловутой «войны полов» (вечная литературная тема...).

Но это, как говорится, побочный эффект, главное же, что «Без мужика» – это яркая, мощная, сильно цепляющая проза, отдельные куски которой хочется выписать и цитировать, написанная настолько убедительно, что большинство критиков вступают в полемику с её героиней, как будто она – живой человек (а многие уверены, что Евгения поделилась здесь своими личными переживаниями и автобиографическими подробностями). Конечно же, немалая часть личных переживаний и личного опыта есть в текстах любого писателя, есть они и у Кононенко. Тем не менее, тут мы имеем дело с художественным произведением, а значит, автор во многом преувеличивает, заостряет, «акцентуирует», или, говоря словами Марка Твена, лжёт – как и положено профессиональному литератору. Одновременно она говорит чистую правду – только не на уровне «было или не было», а в более глубоком и важном смысле. Ведь даже самое фантастичное и морально амбивалентное искусство, если оно настоящее, выявляет истину. Когда автор показывает нам, что представляет собой человеческое существование с его болью, сумбуром, горестями, несовершенством и субъективностью восприятия, мы приближаемся к ощущению сути жизни, а то и к осознанию ее смысла. Как говорится, сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молод(и)цам урок.

Было бы ошибкой записывать Кононенко в специфически «женские писательницы», хотя бы потому, что не менее органично она пишет и от лица мужчин. Она показывает своих героев в новом, нетипичном ракурсе, с перспективы женского опыта. В результате мир открывается перед нами сторонами, которые мы еще не видели – по крайней мере, традиционная, мужская и «мужецентричная» литература нам этого не показывала.

Открывает сборник рассказ под названием «Поцелуй в попку» (о, эти восхитительные кононенковские названия, одновременно, образные и шокирующие!..), написанный в форме «подслушанного разговора» между матерью и взрослой дочкой. Несмотря на то, что отношения между ними явно подпадают под определение «дисфункциональная семья», многие вполне благополучные мамы и дочки, читая, узнают себя – хотя бы отчасти. И не только дочки с мамами – мастерски описанный процесс попадания в привычную колею взаимонепонимания, раздражения и досады по отношению к близкому и родному человеку, знаком нам всем (хотя может и не все позволяют себе в этом признаться...). К слову, этот рассказ – тоже сводка с «войны», только на этот раз между поколениями.

Ироничную миниатюру «Полтора Григорюка» можно назвать современным «женским ответом» «Даме с собачкой» Чехова. Григорюк – это нынешний Гуров, увиденный глазами современной же Анны, повзрослевшей, много пережившей, утратившей наивность. И если у Чехова мы имеем панорамный мини-роман в четырех частях с отступлениями, то Кононенко обходится всего лишь одной сценой. Зато какой! Начинается она камерно, с описания внутреннего мира героя, затем происходит вспышка – случайно подслушанный разговор, неожиданная встреча... Но, так же, как и в чеховском «исходнике», всё заканчивается ничем, и герой опять возвращается к своим грёзам и «неполученным ответам на незаданные вопросы».

Если говорить об именах, нельзя не вспомнить самое «напрашивающееся»: Людмила Петрушевская. Сравнивать этих двух писательниц, конечно, нельзя, как нельзя сравнивать лес и реку. Тем не менее можно говорить об их очевидной близости. Обе они вводят «женский дискурс» в ранг серьёзной литературы, и делают это естественно и свободно. Обеим присущ чеховский «трагизм мелочей жизни», хотя послевкусие от их произведений, даже самых трагических – вовсе не обязательно депрессивное. Положение спасает оригинальность, увлекательность и глубина. И ещё, говоря словами самой Евгении Кононенко: «Каждый мой рассказ, где есть и доля комизма, но есть и убийственный трагизм быта, взаимного непонимания, отчуждения – это призыв к людям: ищите выход! не живите так!»

Кроме рассказов и коротких повестей, Евгения Кононенко специализируется на романах- расследованиях, подобно тому, что сейчас делает Умберто Эко или что в свое время делал Достоевский. Их нельзя назвать детективами в строгом понимании этого жанра, потому что в них слишком много «лишнего» – реализма, многомерности в изображении героев, нюансов и деталей... – словом, художественного мастерства. Тем не менее (а может, именно поэтому) читать их – одно удовольствие. Насколько я знаю, такого сорта «детективов для умных» по-русски сейчас не пишет никто. Дело осталось за малым – перевести да издать...

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930







229 авторів
349 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій